12+
20 октября 2018, суббота

Пулеметчик

03.05.2018

В разгар боев на Курской дуге 7 июля 1943 года, пулеметчик 1019 полка старший сержант Яков Студенников в одиночку (остальные бойцы его расчета погибли) двое суток вел бой. Получив ранение, он сумел отразить 10 атак фашистов и уничтожил более 300 гитлеровцев. За совершенный подвиг ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Чтобы увековечить этот ратный подвиг и было написано это стихотворение.

Пулеметчик

Меня призвали в августе повесткой,

Сменил я трудовой на Брянский фронт.

Простился с внуком, вдовою невесткой,

В строю ушел за черный горизонт.

Ходил в атаки, дрался в обороне,

Погибших после боя хоронил.

Осталось меньше роты в батальоне,

Когда под Курском фарт мне изменил.

От взрыва мины ранен был осколком,

Как кипятком плеснуло на плечо.

Завыл утробно я от боли, волком,

На помощь не пришел ко мне никто.

Дымилась от сгоревшего тротила

Траншеями изрытая земля.

Война остатки роты поглотила,

В живых оставив только лишь меня.

И тут дошло — любезен я Фортуне.

Бинтами рану замотал хрипя,

Прижавшись к пулемету в амбразуре,

Склонился молча, как у алтаря.

Молился Богу, чтобы цепь фашистов

Сплошной стеной шагнула на меня.

Как трубный глас, был крик души неистов —

В атаку тут же поднялась «змея».

Они толпою шли, от шнапса — бодро,

Считая, что защитники мертвы.

В таком огне ведь выжить невозможно

И не укрыться от стальной "метлы".

Все ближе их распаренные рожи,

С ухмылкой и презрением в глазах.

На хищников повадками похожи,

Хотя на двух идут они ногах.

И тут нажал гашетку я без крика,

Скрипя зубами, брызгая слюной.

Дрожа, дождался сладостного мига —

Когда для немцев стал я сатаной.

Свинцом я рвал тела фашисткой мрази,

Их кровью землю щедро поливал.

Они в дороге «разбросали» камни,

Сейчас я их на поле «собирал».

Я в грудь стрелял им, в головы и спины,

Ошметки плоти падали в траву.

Рвал нити той зловещей паутины,

До Вязьмы что опутала страну.

Пришли в Россию наглые прохвосты,

Мечтая под сапог поставить мир.

Их в вечность отправлял я, на погосты,

Где вурдалаки ждут на страшный пир.

Атака захлебнулась, только трупы

Валялись на нейтральной полосе.

В улыбке нервной растянул я губы

И волю дал непрошеной слезе.

О. Воротынский.